комментарий

Пушкин

к прологу

к главе 1

к главе 2

к главе 3

к главе 4

к главе 5

к глава 6

к главе 7

к главе 8

к главе 9


от  редактора

      Приступая  к  своей  работе,  хочу,  чтобы  меня  правильно  поняли.  Комментатор  хочет,  чтобы  на  произведение,  которое  он  взялся  комментировать,  смотрели  его  глазами.  Так  Ю. М. Лотман  видит  и  пытается  уверить  в  этом  нас  в  Онегине  декабриста,  а  в  произведении  литературную  полемику  А. С. Пушкина  с  декабристами.  У  В. В. Набокова  другая  цель:  показать  ничтожество  русской  культуры  в  целом  и  русской  литературы  в  частности.  Я  же  просто  наслаждаюсь  романом  и  хочу,  чтобы  его  прелести  увидел  и  читатель.  Я  не  хочу,  чтобы  подумали,  что  я  намереваюсь  как-то  соревноваться  с  корифеями.  Мой  комментарий  сугубо  субъективный,  не  претендует  на  звание  научного.  Это  моё  восприятие  Евгения  Онегина.  И  потом,  вы  помните,  мы  хотели,  чтобы  основным  комментатором  этого  произведения  явился  сам  автор.

      Должен  заметить,  что  как  и  В. В. Набоков  (Лишенный варварским режимом возможности  поехать  в  Ленинград...),  я  не  был  допущен  к  архивам  А. С. Пушкина,  хотя  и  живу  в  Петербурге;  работать  пришлось  со  следующими  изданиями:
а) 1936 г.  под  редакцией  Б. В. Томашевского.
б) 1953 г.  в  3-х  томах  под  редакцией  Д. Д. Благого.
в) 1959 г.  ПСС  в  10-ти  томах,  академическое.
г) 1961 г.  Комментарий  к  "Евгению  Онегину"  В. В. Набокова.
д) 1983 г.  Комментарий  к  "Евгению  Онегину"  Ю. М. Лотмана.
е) 2002 г.  ПСС  в  10-и  томах  под  редакцией  и  с  примечаниями  Цявловских.

      Объектами  комментирования  могут  быть  отдельные  слова,  так  как  за  прошедших  двести  лет  значение  некоторых  слов  радикально  изменилось,  выражения,  которые  современному  читателю  уже  трудно  понять,  и  исторические  реалии.  Кроме  того,  комментарий  часто  необходим  бывает  к  уже  существующему  комментарию,  в  частности,  Набокова  и  Лотмана.  При  этом  комментарий  названных  комментаторов  будет  приводиться  не  всегда.

      Я  стою  на  точке  зрения,  что  "Евгений  Онегин"  вырос  из  всего  творчества  А. С. Пушкина  и  пропитан  этим  творчеством.  По  этой  причине  я  часто  приглашаю  в  качестве  комментатора  самого  автора.  Вы  увидите,  может  быть,  с  удивлением,  что  почва  для  Евгения  Онегина  готовилась  уже  в  Лицее.
      Кроме  того,  по  мере  необходимости  используется  комментарий  Ю. М. Лотмана  и  В. В. Набокова;  Д. Д. Благого  я  игнорирую  принципиально.  Мой  комментарий  без  кавычек  и  не  будет  сопровождаться  никакими  ссылками.
1.  Перевод  иностранных  слов  и  текстов  даётся  в  квадратных  скобках.
2.  При  ссылке  на  текст  "Евгения  Онегина"  в  моей  редакции  вначале  указывается  глава,  затем  строфа,  например:  
3 
 32 .
3.  При  ссылке  на  произведения  в  прозе  указывается  наименование  произведения  и  глава,  например:  (Дубровский,  
VIII).
4.  При  ссылке  на  отдельные  стихотворения  указывается  по  изданию  Томашевского  год  написания  и  номер,  например:  (1814, 
II).
     В  комментарии  не  приводится  комментируемый  стих,  но  указывается  арабскими  цифрами  номер  строки  в  строфе.

     Я  намерен  работать  над  своим  комментарием  покуда  жив.  Поэтому  не  удивляйтесь,  если  время  от  времени  будете  обнаруживать  дополнения  и  изменения.

      «Пишу  теперь  новую  поэму,  в  которой  забалтываюсь  донéльзя».
      «Я  на  досуге  пишу  новую  поэму  «Евгений Онегин»,  где  захлёбываюсь  желчью.  Две  песни  уже  готовы».
      «Вот  начало  большого  стихотворения,  которое,  вероятно,  не  будет  окончено.  Несколько  песен,  или  глав  Евгения  Онегина  уже  готовы.  Писанные  под  влиянием  благоприятных  обстоятельств,  они  носят  на  себе  отпечаток  веселости,  ознаменовавшей  первые  произведения  автора  Руслана  и  Людмилы». 
     «С  женою  отошлю  тебе  1-ую  песнь  «Онегина».  Авось  с  переменой  министерства  она  и  напечатается». 
     «Попытаюсь  толкнуться  ко  вратам  цензуры  с  первою  главой  или  песнью  «Онегина».  Авось  пролезем».
     «Зная  старую  вашу  привязанность  к  шалостям  окаянной  музы,  я  было  хотел  прислать  вам  несколько  строф  моего  «Онегина»,  да  лень.  Не  знаю,  пустят  ли  этого  бедного  «Онегина»  в  небесное  царствие  печати;  на  всякий  случай  попробую.   Последняя  перемена  министерства  обрадовала  бы  меня  вполне,  если  бы  вы  остались  на  прежнем  своем  месте».
     «Первая  глава  представляет  нечто  целое.  Она  в  себе  заключает  описание  светской  жизни  петербургского  молодого  человека  в  конце  1819  года  и  напоминает  Беппо,  шуточное  произведение  мрачного  Байрона. 
     Дальновидные  критики  заметят  конечно  недостаток  плана.  Всякой  волен  судить  о  плане  целого  романа,  прочитав  первую  главу оного.  Станут  осуждать  и  антипоэтический  характер  главного  лица,  сбивающегося  на  Кавказского  Пленника,  также  некоторые  строфы,  писанные  в  утомительном  роде  новейших  элегий,  в  коих  чувство  уныния  поглотило  все  прочие.  Но  да  будет  нам  позволено  обратить  внимание  читателей  на  достоинства,  редкие  в  сатирическом  писателе:  отсутствие  оскорбительной  личности  и  наблюдение  строгой  благопристойности  в  шуточном  описании  нравов»

     «Дальновидным  критикам»  Пушкин  намекает  на  поговорку:  «Полному  дураку  половину  работы  не  показывают».  
     Лотман  видит  тут  скрытую  иронию:  «Предисловие  имеет  характер  мистификации  и  проникнуто  глубокой,  хотя  и  скрытой  иронией»,  а  я  сарказм. 

  Тут  ссылки  есть,  которые  читатель  не  вдруг  оценит.  Уж  Гомером  нам  Пушкин  кажется...

Первая глава «Евгения Онегина», с предисловием «Разговор книгопродавца с поэтом», вышла в свет 15 февраля 1825 г.

Байрон… он любил человечество, но презирал и ненавидел людей.

van-osmos@yandex.ru

ПРОДАЁТСЯ  ЗЕМЛЯ  В  ЛЕНИНГРАДСКОЙ  ОБЛАСТИ